Тобі, юнь!!





Н. Балашова

«Детство»

За стеной кто-то бережно трогает клавиши
И на миг оживает старинный этюд.
На окне от тепла осыпаются ландыши,
Нарушая привычный домашний уют.

Может, это меня увлекает романтика,
Может, просто не знаю сравненья точней,
Но они так похожи на робкого мальчика
С белокурою шапкой упрямых кудрей.

Мы когда-то с ним вместе  «глотали»                                        Жуль Верна
И зубрили названья таинственных стран.
А потом наш фрегат под названием «Верный»
Исходил в тихий пруд, как в седой океан.

Было всё как в романах: и штормы и штили,
И от страха далекой казалась земля,
И мальчишки дарили мне влажные лилии
Потому, что в игре я принцессой была.

И положено мне быть украденной ими,
Плыть по морю на шатком пиратском плоту,
А потом белокурый царевич Василий
Без труда настигал нас в заросшем пруду.

И… но тут, как всегда, приходили матери.
Мы сходили на берег, молчанье храня
И влетало мне наравне с пиратами,
Это больше всего огорчало меня.

Позабыто детство, как романы Жуль Верна.
Но когда я гляжу на таких же ребят,
Мне вдруг хочется верить,                                                                                         
   что по-прежнему где-то,

Ожидает меня позабытый фрегат.

---

Шановні поціновувачі поезії, вірші з якими Ви ознайомитеся є колекцією директора бібліотеки БДМУ Цимбал В.І.



Н. Ивкова                                 

         «Наоборот»                                                         

Снег выпал в июле – лиловый, багровый!
Залаяли птицы, запели коровы!
Собаки вспорхнули над лугом, над яром!
И солнце зажглось вдруг зеленым пожаром
И гнезда вить стали жуки и букашки
На желтой сирени, на синей ромашке!
Я видела это не в правду, а в шутку,
Лишь только закрыла глаза на минутку.
А чуть приоткрыла – всё мигом уплыло
И снова на свете все стало, как было.

---



                       




            Р. Ипатова

«Письма идут медленно…» 

Письма идут так медленно…                                                    В детстве девчонкой верила:
Письма надень на провод
И подтолкни их пальцем –
И письма пойдут прямехонько,
Прямо пойдут по адресу.
Я повзрослела чуточку,
Больше не верю сказкам,
А писем все нет и нет.
Может быть ты от счастья,
Став внезапно ребёнком,
Письмо надел на провод
И подтолкнул их пальцем?
А письма застряли где-то,
Застряли на полпути,
И некому подтолкнуть их,
И некому мне принести.

            ---

                                                            М. Коган

* * *  

Набухают весенние почки,
Скоро лопнут, смеясь и звеня.
«Ты куда собираешься, дочка?»,
Мать сегодня спросила меня.
Никуда мне от мамы не деться,
Я не знаю, куда я спешу.
Только знаю откуда – из детства
Я сегодня навек ухожу.
Я стою на пороге упрямо,
Выбираю дороги – пути.
Ты запри меня в комнате, мама,
Не давай мне из детства уйти.
Не пускай меня, кинься вдогонку
И закрой крепко-накрепко дверь.
Я хочу оставаться девчонкой,
Несерьезной, смешной, как теперь.
Ты стоишь, улыбаясь тревожно,
Ничего не сумев запретить,
Ты ведь знаешь: никак не возможно
Человека держать взаперти.

---









Н. Мальцева 

«Телефону» 

Я ли тебя 
Каждый день ни ласкаю, 
В черную трубку сердцем дышу, 
Пальцами голос родной обнимаю 
Так, 
Словно душу в ладошках держу. 
Я ль не бегу к тебе, 
Как мальчишка 
Лишь в коридоре раздастся звон? 
Что же молчишь ты, 
Что же молчишь ты, 
Маленький, 
черный, 
злой 
Телефон?
---

 

 

Э. Асадов

«Ночь»

Как только разжались объятья,
Девчонка вскочила с травы, 
Смущенно поправила платье
И встала под сенью листвы.

Чуть брезжил предутренний свет, 
Девчонка губу закусила,
Потом еле слышно спросила:
— Ты муж мне теперь или нет?

Весь лес в напряжении ждал, 
Застыли ромашка и мята,
Но парень в ответ промолчал
И только вздохнул виновато...

Видать, не поверил сейчас
Он чистым лучам ее глаз.
Ну чем ей, наивной, помочь
В такую вот горькую ночь?!

Эх, знать бы ей, чуять душой,
Что в гордости, может, и сила,
Что строгость еще ни одной 
Девчонке не повредила.

И может, все вышло не так бы, 
Случись эта ночь после свадьбы.

---





***
Симпатичный ты
Немного нагловатый 
Ты выделяешься среди других, 
Может быть, совсем не виноватый 
Не творитель слабостей моих. 
Пусть страдаю, мучаюсь, ревную – 
Поздно ль, рано – это всё пройдёт. 
Ну зачем же встретил ты такую, 
Для которой сердце холодно, как лёд? 
Ну зачем влюбился ненадолго? 
Ранил сердце и ушёл с другой? 
Почему не стала вдруг я Волгой, 
Почему не разлилась рекой? 
Ведь тогда б я унесла обиду 
Далеко от сердца навсегда. 
Про любовь твою я не забуду 
И измену тоже – никогда! 
---


* * *
Мстят только слабые духом. 
Сильные могут прощать.

---


«Сатана»


Ей было двенадцать, тринадцать - ему. 
Им бы дружить всегда. 
Но люди понять не могли: почему 
Такая у них вражда?! 

Он звал ее Бомбою и весной 
Обстреливал снегом талым. 
Она в ответ его - Сатаной, 
Скелетом и Зубоскалом. 

Когда он стекло мячом разбивал, 
Она его уличала. 
А он ей на косы жуков сажал, 
Совал ей лягушек и хохотал, 
Когда она верещала. 

Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему, 
Но он не менялся никак. 
И все уже знали давно, почему 
Он ей не сосед, а враг. 

Он Бомбой ее по-прежнему звал, 
Вгонял насмешками в дрожь. 
И только снегом уже не швырял 
И диких не корчил рож. 

Выйдет порой из подъезда она, 
Привычно глянет на крышу, 
Где свист, где турманов кружит волна, 
И даже сморщится: «У, Сатана! 
Как я тебя ненавижу!»

А если праздник приходит в дом, 
Она нет-нет и шепнет за столом: 
- Ах, как это славно, право, что он 
К нам в гости не приглашен! 

И мама, ставя на стол пироги, 
Скажет дочке своей: 
- Конечно! Ведь мы приглашаем друзей, 
Зачем нам твои враги?! 

Ей девятнадцать. Двадцать - ему. 
Они студенты уже. 
Но тот же холод на их этаже, 
Недругам мир ни к чему. 

Теперь он Бомбой ее не звал, 
Не корчил, как в детстве, рожи, 
А тетей Химией величал, 
И тетей Колбою тоже. 

Она же, гневом своим полна, 
Привычкам не изменяла: 
И так же сердилась:- У, Сатана! - 
И так же его презирала. 

Был вечер, и пахло в садах весной. 
Дрожала звезда, мигая... 
Шел паренек с девчонкой одной, 
Домой ее провожая. 

Он не был с ней даже знаком почти, 
Просто шумел карнавал, 
Просто было им по пути, 
Девчонка боялась домой идти, 
И он ее провожал. 

Потом, когда в полночь взошла луна, 
Свистя, возвращался назад. 
И вдруг возле дома: «Стой, Сатана! 
Стой, тебе говорят! 

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой? 
Значит, встречаешься с ней?! 
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной! 
Не смей! Ты слышишь? Не смей! 

Даже не спрашивай почему!»
Сердито шагнула ближе. 
И вдруг, заплакав, прижалась к нему: 
- Мой! Не отдам, не отдам никому! 
Как я тебя ненавижу!

---


«Трусиха»

Шар луны под звездным абажуром
Озарял уснувший городок.
Шли, смеясь, по набережной хмурой
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.
Видно, распаляясь от разговора,
Парень, между прочим, рассказал,
Как однажды в бурю ради спора
Он морской залив переплывал,

Как боролся с дьявольским теченьем,
Как швыряла молнии гроза.
И она смотрела с восхищеньем
В смелые, горячие глаза...

А потом, вздохнув, сказала тихо:
- Я бы там от страха умерла.
Знаешь, я ужасная трусиха,
Ни за что б в грозу не поплыла!

Парень улыбнулся снисходительно,
Притянул девчонку неспеша
И сказал:- Ты просто восхитительна,
Ах ты, воробьиная душа!

Подбородок пальцем ей приподнял
И поцеловал. Качался мост,
Ветер пел... И для нее сегодня
Мир был сплошь из музыки и звезд!

Так в ночи по набережной хмурой
Шли вдвоем сквозь спящий городок
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - хрупкий стебелек.

А когда, пройдя полоску света,
В тень акаций дремлющих вошли,
Два плечистых темных силуэта
Выросли вдруг как из-под земли.

Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
Путь закрыт, и никаких гвоздей!
Кольца, серьги, часики, деньжонки -
Все, что есть,- на бочку, и живей!

А второй, пуская дым в усы,
Наблюдал, как, от волненья бурый,
Парень со спортивною фигурой
Стал, спеша, отстегивать часы.

И, довольный, видимо, успехом,
Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
Что надулась?! - И берет со смехом
Натянул девчонке на глаза.

Дальше было все как взрыв гранаты:
Девушка беретик сорвала
И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
Как огнем детину обожгла.

- Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
Голос рвется, яростен и звонок:
- Нож в кармане? Мне плевать на нож!

За убийство - стенка ожидает.
Ну, а коль от раны упаду,
То запомни: выживу, узнаю!
Где б ты ни был, все равно найду!

И глаза в глаза взглянули твердо.
Тот смешался:- Ладно... тише, гром...-
А второй промямлил:- Ну их к черту! -
И фигуры скрылись за углом.

Лунный диск на млечную дорогу,
Выбравшись, шагал наискосок
И смотрел задумчиво и строго
Сверху вниз на спящий городок,

Где без слов по набережной хмурой
Шли, чуть слышно гравием шурша,
Парень со спортивною фигурой
И девчонка - слабая натура,

"Трус" и "воробьиная душа". 
---

                                                        

 


Л. Новикова
"Попробуй догадайся!"

Уже погас последний луч надежды
Сейчас я объясню, что это значит:
Я вновь пишу контрольную, как прежде,
И снова не могу решить задачу.
Пустились в путь два юных пешехода,
Отправились они уже под вечер,
И надо мне узнать до перемены
Их первого свиданья место встречи.
Но лист, еще не тронутый чернилами,
Белеет предо мной на парте прямо.
Прости меня, учитель, я не в силах
Решить задачу про двоих упрямых.
Уж до звонка осталось две минуты…
Какой-то голос внутренний перечит:
Решение задачи всё ж не трудно,
Но где же, где же место этой встречи?
Быть может на Венере, иль на Марсе,
А может на земле у листьев клёна…
Попробуй, ну попробуй догадайся,
Где нравится встречаться двум влюбленным.
Звенит звонок. Окончена работа.
Себе я двойку точно обеспечу.
Но всё, же Их, а не Моя забота
Достигнуть места самой первой встречи.

---


* * *

Своей любви перебирая даты,
Я не могу представить одного:
Что ты чужим мне был когда-то,
Я о тебе не знала ничего.

Какие бы не миновали сроки
И сколько б не прошла земли –
Мне вновь и вновь благословлять дороги,

Что нас с тобою к встречи привели

                                                                                     Л.Тушин

 15 ЛЕТ!   

Мой возраст – самый трудный возраст
Когда тебе исполнилось 15,
Ты, начиная становиться взрослым,
Ребёнком продолжаешь оставаться.
Когда мне хочется шалить,
Дурачиться, смеяться,
Твердят: «Серьёзней надо быть – 
Тебе уже 15».
Когда идет у взрослых спор,
Мне хочется вмешаться.
Кричат: «Не  суйся в разговор – 
Тебе еще 15.»
Нередко мне читает мать 
Сердитые нотации:
«Пора по дому помогать –
Тебе уже 15.»
Хочу, на вечер уходя,
По моде причесаться,
А мне настойчиво твердят,
Что мне еще 15.
Мой возраст! Им-то прикрываться
Удобно взрослым, как плащем.
Я твёрдо знаю: мне 15,

Но вот Уже или Еще?   

---        














 

Бэлла Ахмадулина

Тебе  (Письмо девушки)

Я сказала раз и навсегда:
«Больше этого теперь не будет.
Ни сейчас, ни позже – никогда.
Голос мне  твой сердца не разбудит
Ты меня не любишь – что ж – не надо!
Думаешь я буду умолять!
Я хотела жить с тобою рядом.
А теперь… да стоит ли страдать!?
Я одна – но я не испугалась;
Я одна – но я себя найду –
И не думай, если мы расстались –
Я к тебе когда-нибудь приду.
Ты не думай - ночью я не плачу
И подушке слёзы не дарю.
Только мыслями себя дурачу,
Что по-прежнему тебя люблю.
Буду я любить – или не буду…
Только клином не сошёлся свет.
Думаешь, когда-нибудь забуду,
Думаешь, на свете лучше нет.
И покой душевный мне не нужен –
Позабыв свою былую грусть –
Я в другого, что тебя не хуже,
Как девчонка по - уши влюблюсь.
Но боюсь я: рано или поздно,
Памяти минувшей на  подъём,
Мне напомнят музыка и звёзды
О существовании твоём.
Вот тогда я и вернусь в долину,
Где текли минувшие года
И лишь потому, что свет
Сошёлся клином на тебе
Лишь раз и навсегда!

---

Слава Федоров

«Мальчишка» 

 Маленький, веснушчатый, взъерошенный,
Не жалея времени и сил,
Воду для акации в ладошках он
С соседней лужицы носил.
Поливал, садился рядом глядя
На листву, шепчась о чём-то с ней.
Осторожно ствол шершавый гладил
Худенькой ручонкою своей.
Если ветер был холодный слишком,
Если дождь осенний был жесток.
Он спешил укрыть своим пальтишком
Беззащитный слабенький росток
А когда весна с капелью гулкой
Радость жизни принесла всему.
Благодарно тоненькие руки
Протянуло деревце к нему.

---


«Мамам»

Пусть твердят сердитые мамы,
Что они не такими были,
Не такими были упрямыми
И причёсок таких не носили.
Что живем мы, не зная трудностей,
Что у нас в голове мальчишки,
Ну и пусть мы такие, пусть мы
Много хуже, чем пишут в книжках.
Только, мамы,  прошу вас, мамы,
Не беря никуда билет,
Возвратитесь в юность упрямую,
Возвратитесь в 15 лет.
Я прошу вас, скажите правду,
Неужели вы грешными не были?
Не ловили мальчишеских взглядов?
Не гуляли под звёздным небом?
Не влюблялись вы в нашем возрасте?
Неужели в свои пятнадцать –
В этом возрасте были взрослыми
Или ими хотели казаться?
Пусть встречали вы больше трудностей
На пути, не отмеченном вехами,
Только юность всегда есть юность,
Золотая пора человека.
Вы хотите, чтоб мы были возле
И во всём подчинялись вам!
Впрочем, я не виню вас вовсе –
Такова психология мам.
Неужели я тоже, став взрослой,
Говорить буду своим девчонкам
Чтоб не смели срезать свои косы
И являлись в дом ровно в 9?..

---




 Коваленков

«Девчурка»

Будешь красавицей,
Это ясно;
Но только не той, что не зная стыда,
Своей удивительностью опасна,
Своей увлекательностью горда.
Ты будешь красавицей.
Но не этой.
Летящей в облаке звездных снов,
И воспеваемой,
И воспеваемой,
И надоевшей, в конце концов.
Ты будешь красавицей.
Но без грима,
Принцессам и золушкам
Не чета;
Неповторимостью
Вновь повторимой
Песенка жизни твоей
Начата.
Очень глаза хороши у девчурки:
Так откровенно на все глядят,
Что невозможно играть с ней в жмурки,
Прятаться, этот встречая взгляд.
Вот промелькнуло в листве и хвое,
Солнечный луч привела на скамью…
Я от тебя ничего на скрою,
Самого главного не утаю.
Всё, что я знаю – к твоим услугам;
Всё, что люблю – забирай и владей,
Только бы не был задет испугом
Взлёт этих тоненьких смелых бровей.
Впрочем, зачем говорю я всё это?-
Ты от вопросов любых далека.
Вот распахнув разноцветное лето,
Сказку поймала твоя рука.
И отпустила: «Лети стрекозка…» -
И прозвенело в ответ  за листвой:
«Ты будешь красавицей, словно березка,
Как неизвестный цветок полевой!»

---




«Одна из причин»
 
Школьником я обижал девчонок:
Мазал чернилами им носы,
Пёрышки из пеналов точеных,
Лентой обвязанных для красы;
Ставил подножки на узкой  дорожке,
В парту подбрасывал дохлых ворон;
Дрался крапивой, кропил волдырями
Пальчики с розовыми ногтями,
И убегавшим кричал вдогонку:
«Ябеда!
Плакса!»
Жалуйся маме!»
Мама учила: «Не лезь к мальчишкам,
Сама виновата – играй одна,
А то я смотрю, стала резвая слишком,
Куда они – туда и она!»
Меня стыдили: «Справимся сладим!
Тоже нашёл себе пару – дядя!
Маленький! - Скоро женить пора…»
И гнали на улицу со двора.
Каждому, дескать, своя забава:
Ей – сад, а тебе – ветерок с полей,
Берёзы окраин, друзей орава.
«Айда, ребята, гонять голубей!»
Уже начиналась пора томленья,
Блужданья среди луговых цветов,
Пора озноби, сердцебиенья,
Тревожных бессонниц и стыдных слов.
Но я не решался идти на уступки,
И если не дрался, то в стороне
Старался держаться от каждой юбки.
И одиночество нравилось мне.
Я шлялся в лесу. И казалось - где-то,
В полотнищах света, в листве дубов,
Девушка-птица с другой планеты
Ждёт-не-дождётся моих шагов.
И нас познакомили!
По веснушкам, крылатым бровям и волос завитушкам
Я - забияка узнал её!
Ещё не мою, но уже не чужую,
Ещё не известную, но такую,
Что сразу пришло возмужанье моё.
В дождик и снег, при любой погоде
Стоишь, карауля шаги у ворот.
Последний трамвай с остановки уходит,
А милая всё еще не идёт.
На милость сдавалась мужская сила,
Круги золотые вертелись в глазах,
Когда под чужое окно приводила
Душная ревность меня впотьмах.
Работа не клеилась, сердце щемило,
И память оглядывалась назад,
Туда, где за девочкой детство следило
Глазами плюшевых медвежат;
Туда, где со мной у речного причала
Без шапки, ночью оно стояло,
Глядя сквозь ветви, как тлеют и светятся
Большая  и Маленькая Медведица.
На наше несчастье одну и ту же
Родители ересь твердили не раз:
«Жена да боится своего мужа!
За девушкой нужен глаз да глаз!»

 

Я это к тому говорю, дорогая,
Что вот мы в обнимку стоим у окна
И улыбаемся вспоминая
Эти далёкие времена.
Но всё же условимся: если наша
Дочка придет к тебе с носом в крови,
Ты ей скажи: «Вернись, Наташа,
Дай парню сдачи и не реви!»

---


«Письмена»

В этом парке стоит тишина.
И чернеют на фоне заката
Ветки голые, как письмена,
Как невнятная скоропись чья-то.
Осень листья с ветвей убрала,
Но в своём доброхотстве великом,
Вместо лиственной речи дана
Эту письменность клёнам и липам
Может осень, как скорбная мать
Шлёт кому-то слова утешений…
Лишь тому их дано понимать,
Кто листвы не услышит весенний.

---



* * *

Ты – горд, я – самолюбива.
Одной дорогой нам нельзя идти.
Ты не хотел, чтоб я тебя любила,
Так что ж, счастливого пути!
В тебя, мой друг, влюбиться можно,
Твои глаза так ласково блестят.
Но знаю я, ласкают очи ложно
И в искренности ложно озарят.
Как странно мне, что я тебя любила.
О, сколько слёз  тогда я пролила.
Твоя звезда всю жизнь мне озарила.
Девчонка глупая, что я в тебе нашла.
Твои глаза, но есть ещё красивей!
Но я любили всё таки тебя.
За то, что был ты гордым и счастливым,
За то, что вовсе
Не любил меня.

---

Л. Ошанин

 ***

Полюбилась пареньку девчонка
За улыбку удивленных губ,
Да за бровь, очерченную тонко,
Да за то, что он ей был не люб.
Не был люб — и взгляда зря искал он,
Хоть в походе рядом целый день
Только два мешка таскал по скалам,
Да ловил ее пустую тень.
Затухали ветки, догорая.
“Доброй ночи”, —  больше ничего…
Разве он не видел, как другая
Спутница смотрела на него?
Вместе с ней не раз готовил ужин,
Как и с первой, шел бок о бок в путь.
А она была ничуть не хуже,
Даже лучше, может, чем-нибудь.
И под солнцем, и при лунном свете
Он встречал ее глубокий взгляд.
Только так его и не заметил,
Равнодушьем той, другой, богат.

---





* * *

- Дай мне руку, девочка, не бойся...
Вместе будет веселей в пути.
Зябко? На пиджак тебе, укройся,-
Не сидеть же вечно взаперти!

- Девочка, куда тебя он тянет?
Он тебе почти что незнаком!
Коль не хочешь ноженьки поранить -
Не ходи по стёклам босиком.
--- 


* * *

Мне без тебя так трудно жить, 
А ты – ты дразнишь и тревожишь, 
Ты мне не можешь заменить 
Весь мир… А кажется, что можешь. 
Есть в мире у меня свое: 
Дела, успехи и напасти. 
Мне лишь тебя недостает 
Для полного людского счастья. 
Мне без тебя так трудно жить: 
Все неуютно, все тревожит… 
Ты мир не можешь заменить, 
Но ведь и он тебя – не может.

---


* * *

Что нам нужно с тобою для счастья,-
Дворцы затейливой красоты?
Нет. Кто может дать нам счастье?-
Я и Ты.

---





К. Ваншенкин 

«Мальчишка» 

Он был грозою нашего района,
Мальчишка из соседнего двора,
И на него с опаской, но влюбленно
Окрестная смотрела детвора.

Она к нему пристрастие имела,
Поскольку он командовал везде,
А плоский камень так бросал умело,
Что тот, как мячик, прыгал по воде.

В дождливую и ясную погоду
Он шел к пруду, бесстрашный, как всегда,
И посторонним не было прохода,
Едва он появлялся у пруда.

В сопровожденье преданных матросов,
Коварный, как пиратский адмирал,
Мальчишек бил, девчат таскал за косы
И чистые тетрадки отбирал.

В густом саду устраивал засады,
Играя там с ребятами в войну.
И как-то раз увидел он из сада
Девчонку незнакомую одну.

Забор вкруг сада был довольно ветхий -
Любой мальчишка в дырки проходил,-
Но он, как кошка, прыгнул прямо с ветки
И девочке дорогу преградил.

Она пред ним в нарядном платье белом
Стояла на весеннем ветерке
С коричневым клеенчатым портфелем
И маленькой чернильницей в руке.

Сейчас мелькнут разбросанные книжки -
Не зря ж его боятся, как огня...
И вдруг она сказала:- Там мальчишки...
Ты проводи, пожалуйста, меня...

И он, от изумления немея,
Совсем забыв, насколько страшен он,
Шагнул вперед и замер перед нею,
Ее наивной смелостью сражен.

А на заборе дряхлом повисая,
Грозя сломать немедленно его,
Ватага адмиральская босая
Глядела на героя своего.

...Легли на землю солнечные пятна.
Ушел с девчонкой рядом командир.
И подчиненным было непонятно,
Что это он из детства уходил.
---



Cаша Овецкий 
1967г. 
Ив -Франковск 

«Горы и ты» 

Мне стало грустно 
Потому что ты далеко. 
И на сердце скверно, пусто 
Я сейчас в горах высоко. 

Мы с друзьями сидим на привале 
И каждый думает о своём 
А ноги ужасно устали 
Не в силах идти на подъём. 

Доносятся звуки гитары 
Я вспоминаю твой голос родной 
К фляге губы мои припали 
Над нами ветер шальной. 

Нас связали горы вместе 
Одной крепкой связкой 
Замёрзли ребята на месте, 
А я согрет твоей лаской. 

Хотя на вершине всего лишь льды 
Нас горы дальше манят вновь 
Но что же сильнее нашей мечты? 
Наверное, только любовь! 

Ужасно ноги устали 
Не в силах идти на подъём 
Мы с друзьями сидим на привале 
И каждый думает о своём…
----

Валентин Сорокин 

Гибель орла 

Дремучие, скалистые отроги, 
Падучих речек ярая краса. 
Здесь не найти укатанной дороги, 
На много верст – косматые леса. 

Они шумят, плеща тяжелой тенью, 
Они звенят на тысячи ладов, 
Укрыв судьбу медвежьих, и оленьих, 
И вкрадчивых охотничьих следов. 

А надо всем необозримым краем, 
Который, 
как наследство он обрел, 
Кружил, 
Самодовольно замирая, 
Седеющий от старости орел. 
За долгий срок не повстречал он силы 
Такой, чтоб смелость выхлестнуть и страсть, 
Такой, чтоб хоть на время угасила 
Его неограниченную власть. 

И вот однажды, 
в час, когда искрится 
Роса на хвое липкой и тугой, 
Заметил он серебряную птицу, 
Серебряную птицу над тайгой. 

Она плыла легко и величаво, 
Подернутая дымкой голубой. 
Она плыла 
и медленно качала 
Гудение стальное за собой. 

Орел взлетел, гордыней напоенный, 
И заклубился тьмою, как гроза. 
На миг блеснули зло и удивленно 
Его остекленелые глаза! 

А птица шла, роняя пятна бликов, 
А птица шла ему наперерез! 
И, не стерпев, 
С густым 
гортанным криком, 
Ударил он с грохочущих небес. 
Захлебываясь пеной кровянистой, 
Он задышал глубоко, горячо 
И вновь – 
в упор, 
с шипением и свистом – 
Нанес удар! 
Еще удар! 
Еще! 

Остался на борту когтистый росчерк, 
А он упал навечно в бурелом. 
И от сраженья отдохнувший летчик 
Почтительно качнул ему крылом… 

Живою гордость не сдает высоты. 
Какой бы трудной схватка ни была, 
Спокойствие 
Беру я у пилота, 
А яростную смелость – 
у орла. 
---

С. Есенин

 «Я помню»

Сиянье твоих волос...
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.
Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней...
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.
Я помню, ты мне говорила:
«Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда».
Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.
И сердце, остыть не готовясь
И грустно другую любя,
Как будто любимую повесть
С другой вспоминает тебя.
---








Р. Рождественский 


Игра в «замри» 

Игра в "Замри!" -
веселая игра…
Ребята с запыленного двора,
вы помните,
с утра и до зари
звенело во дворе:
"Замри!"
"Замри!"
Порой из дома выйдешь на беду
"Замри!"
И застываешь на бегу
в нелепой позе
посреди двора...
Игра в "Замри!" -
Далекая игра -
Зачем ты снова
стала вдруг нужна?
Вдали от детства,
посреди земли
попробовала женщина одна
сказать мне позабытое:
"Замри!"
Она сказала:
- Будь неумолим, замри!
Она сказала:
- Будь моим, моим и все!
А для других замри!
Замри
для обжигающей зари!
Замри для совести,
для смелости
замри!
Замри не горячась и
не скорбя
Замри!
Я буду миром для тебя...
На нас глядели сонные миры
И ветер трогал жесткую траву...
А я не вспомнил
правила игры,
А я ушел,
Не замер,
Так живу. 
---




(отрывок)

Не тебя люблю я, дорогая, 
Ты лишь только отзвук, только тень. 
Мне в лице твоём снится другая 
У которой глаза – голубень. 
Пусть она и выглядит кроткой 
И, пожалуй, на вид холодна, 
Но она величавой походкой 
Взволновала мне душу до дна. 
Вот такую едва ль отуманишь 
И не хочешь пойти, да пойдёшь, 
Ну, а ты даже сердце не ранишь 
Напоённою ласкою ложь. 
---





Н. Доризо 

«Тебе» 

Ты запомни строки эти...
Было так:
На белом свете
Жил какой-то человек,
Почему-то мною звался,
Очень часто увлекался,
Слишком часто ошибался
Он за свой короткий век.

На моей он спал кровати,
Надевал моё он платье,
И курил он мой табак.
Веселился он некстати
И грустил совсем некстати.

Жил не так,
Любил не так,
Был он слаб,
А я сильнее.
Скуп он был,
А я щедрее,
Груб он был,
А я нежнее.

Нет такого в нём огня,
Если б он тебя не встретил,
Значит, не было б на свете
Настоящего меня.

Разве тебя не любил?! – 
Разве тобой не гордился. 
След твоих ног целовал, 
Чуть на тебя не молился… 

Раз только в жизни моей 
Я пред тобой провинился. 
Ты торопливо ушла 
Я не успел извиниться. 

Я умирал от любви! 
А ты улыбалась другому! 
И так потекли наши дни 
И так потекли, по – иному. 

Жалости нет у тебя, 
Сердца в груди не имеешь, 
Ты не достойна любви, 
Если прощать не умеешь.
---



* * * 

Мне чудится сказка,

Забытая сказка,

О том, как влюбился в огонь мотылёк.

Он думал, что будет нежна его ласка,

Но пламени жары он вынести не мог.

И в воздухе чистом, прозрачном, лучистом

Летя по опушке, в огонь он влетел

И словно безумный, не чувствуя боли

В огне золотистом он сразу сгорел.

 

Любовь моя – тоже забытая сказка

Ты – жаркий огонь, мотыльком буду я

И если б меня ты коснулся губами,

И умер бы я, все лаская тебя.
--- 



* * * 

Блеснула боль в твоём прощальном взоре,
Покрылись сумерком любимые черты. 
Никто не дал мне столько горя, 
И столько радости, как ты. 

Как сон исчезло в суете вокзальной
Лицо любимое и вот опять покой, 
Никто не дал любви печальней 
И в тоже время радостной такой. 

Прощальный взор запомню я навеки
Он в мёртвого легко мог жизнь вдохнуть. 
И карие глаза, и вскинутые веки,
И губы детские чуть-чуть. 
---



Агния  Бардо 


КТО Я?             

Боюсь я темных улиц, 
Дворов, где нет огня, 
Боюсь — подкараулит 
Там кто-нибудь меня! 

Вдруг окажусь я трусом? 
Чужую храбрость славлю, 
Себе пятерку с плюсом 
За храбрость не поставлю. 

Я спрашивал Валерку: 
— Какой я на поверку? 
Ну, неужели струшу 
Я в настоящем деле? — 

Открыл ему всю душу. 
Мы долго с ним сидели, 
И мне сказал Валерий, 
Что он во мне уверен. 

А утром все померкло! 
Пересказал Валерка 
Наш разговор о трусах 
Девчонке в белых бусах, 
Пересказал со вкусом, 
Как я боюсь быть трусом 

Его я, между прочим, 
Погладил по лицу — 
Парочку пощечин 
Выдал подлецу!
---






ВСЕ ВРЕМЯ РАЗНЫЙ 

Сергей все время разный. 
Вчера пришел развязный, 
Мне он хлопнул по плечу, 
Назвал красивой бабой… 
Ну извинился бы хотя бы! 
И я обиделась. Молчу. 

Сдала я нормы ГТО. 
Он крикнул на бульваре: 
— А ты девчонка ничего! 
Ты настоящий парень! — 

А мне как раз сегодня днем 
Другой хотелось быть при нем — 
Беспомощной и слабой. 
И я ждала других похвал, 
Ну отчего он не назвал 
Меня красивой бабой?
---
        




ТРУДНЫЙ БОЙ 

Вновь на душе такая муть! 
Опять характер мой 
Мне навязав окольный путь, 
А я ищу — прямой. 

Бываю часто 
Я не прав, 
Не я, 
А мой нелепый нрав. 

Я от себя пока бегу, 
Где увернусь! а где солгу... 

— Да ты подумай, ты пойми, 
Ты парень с головой, 
Ты переделай и сломи, 
Сломи характер свой! — 

Так мне твердят наперебой, 
Но труден бой с самим собой.
---


О РЫЦАРСТВЕ 

— Люблю я в старых книжках рыться, 
Где чуть не каждая страница 
О том, как благородный рыцарь 
Своей прекрасной даме предан, — 
Сказал парнишка за обедом. — 

Люблю я в старых книжках рыться, 
И сам в душе я тоже рыцарь. 
Я за прекрасной дамой следом 
Ходил бы с шарфом или с пледом, 
Я за нее — в огонь и в воду!.. 
Я лучше стал бы ей в угоду. 

— Постой, сынок, — вздохнула мать, 
Сидел он рядом с мамой. — 
Никак не мог бы ты признать                                                            Меня прекрасной дамой?     
---


В КИНОТЕАТРЕ 

Разволновался сильно 
Алеша из-за фильма. 
Он, в общем, парень черствый, 
Не ахает в кино. 
Герой погиб, и черт с ним! 
Алеше все равно. 

Но оборвалась лента, 
И этого момента 
Алеша словно ждал: 
— Видали! — крикнул в зал, 
И даже с места встал… 
       Да, взволновался сильно                                                                Алеша из-за фильма.
---


Я НЕ ПОНРАВИЛСЯ ЕМУ 

Вдруг человек насторожился: 
Рубашка яркая и джинсы? 
Я не понравился ему. 
Но, говорят, считалось прежде: 
Людей встречают по одежде, 
А провожают по уму. 
Тогда скажите — почему 
Он вмиг решил насчет ума, 
Что у меня его нема?! 
И почему из-за одежды 
Он зачисляет нас в невежды? 
— Вы пустозвоны, пустомели! — 
Он объяснил мне свысока. 
Какие мы на самом деле,                                                         Ему неведомо пока.    
---


ИСТОРИЯ ОДНОЙ ПРОФЕССИИ 

Был у отца характер крут, 
Твердил он: «Кто не любит труд, 
Тот попросту злодей! 
Пускай с лица земли сотрут 
Таких людей!» 

В те дни ходил я в первый класс 
И назывался – лоботряс: 
Я с букварем был не в ладу, 
Сидел, зевал в шестом ряду. 

Прикинул я туда-сюда: 
Погибну я из-за труда! 
Весь класс взволнуется тогда: 
С лица земли Скворцова стерли! 

И защипало что-то в горле… 
И я расстроился до слез: 
Зачем я жил? Зачем я рос? 

А тут учительница вдруг 
Мне задает вопрос: 

- Ты нам скажи, в конце концов, 
Вниманье удели: 
О чем ты думаешь, Скворцов? 
—Я? О лице земли. — 

Она обрадовалась вдруг: 
— Ах, проявляешь ты, мой друг, 
К природе интерес? 
Лицо земли — поля и лес, 
Мир удивительных чудес, 
Таинственный, живой…— 
И я заслушался впервой. 

Ну, в общем, годики прошли, 
И вот теперь лицом земли 
И окружающей средой 
Я занялся всерьез. 
Отца я перерос. 
Смеется он, совсем седой: 
—Со страху взялся ты за труд? 
Боялся, что с земли сотрут?
---


АЛЛЕРГИЯ 

Повсюду, повсюду 
Встречаю девчонок — 
Косматых красавиц, 
Собой увлеченных. 
Одна — ангелочек, 
Другая — волчонок. 

А мне не нужны 
Ни одни, ни другие, 
У меня аллергия 
От них, 
Аллергия! 

Иду, а на локте 
Девчонка повисла, 
И сразу вопросы 
Без всякого смысла: 
—Ты что такой мрачный?.. 
Ты что такой кислый?.. 

Повсюду, повсюду 
Встречаю девчонок — 
Косматых красавиц, 
Собой увлеченных. 

Везде их встречаю — 
И рыжих, и русых, 
В каких-то цепочках, 
Брелочках и бусах. 

Я твердо решил: 
Замечать их не буду, 
Но вижу повсюду девчонок, 
Повсюду! 

Но вы не нужны мне, 
Мои дорогие 
У меня аллергия 
От вас! 
Аллергия! 
Меня лихорадит 
От вашего вздора… 
А мама вздыхает:
 — Он влюбится скоро.
---


ДВОЕ 

В весеннем кружеве 
Аллея… 
Они молчат, 
От счастья млея. 

И вдруг она 
Поспешно шепчет: 
— Ты обними меня 
Покрепче, 
Пусть позавидует 
Лариска! 
Ну, обнимай! 
Она уж близко, 
А ты стоишь 
Как не влюбленный! 
— Показ устроить 
Для Ларисы? 
Ты что, готовишься 
В актрисы?! — 
Он восклицает, 
Уязвленный. 
Он хочет скрыть 
Свою обиду: 
— Я непонятливый, 
Тупой: 
Тебе любовь 
Нужна для виду? 
Ну, хочешь, я 
На площадь выйду 
Тебя обнять 
Перед толпой?! 
---


***

В почетном карауле
Стояли комсомолки. 
Вздохнули... 
Приумолкли. 

И лишь одна девчонка
С замысловатой стрижкой 
Была спокойна слишком: 
Конечно, жаль солдата, 
Погибшего за нас, 
Но он погиб когда-то, 
А мы живем сейчас... 
Как видно, ей казалось — 
При чем же здесь она?! 
Ее же не касалась 
Далекая война... 

Ей погрустить бы малость,
Погоревать бы малость, 
Молчание храня, 
Молчание храня 
У Вечного огня. 
---



БАЛДЕЖ, ИЛИ ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ 

Одной девчонке молодой 
Была охота стать балдой. 
Когда охота есть, ну что ж,— 
Пошла девчонка на балдеж. 

Там свой комфорт и свой уют, 
Там по-балдежному поют, 
И все там, как положено, 
Прекрасно обалдежено. 

Там свой комфорт и свой уют, 
Балбесы разные снуют, 
Заняты амурами 
На балдежном уровне. 

А что с девчонкой молодой? 
Она теперь балда балдой, 
Достигла невозможного: 
Надежно обалдежена, 
Считается звездой.   
---



МАРТ-АПРЕЛЬ 

Был лес как лес, 
В глаза не лез, 
Белел зимой в сторонке, 
Но вдруг открылся 
Этот лес 
Задумчивой девчонке. 

Она бродила там везде, 
А нынче лес сверкнул в воде 
Где он стоит раздетым. 
Как будто в озере большом 
Стоят березы нагишом. 

В сиянье солнечных лучей 
Березы — тысячи свечей — 
Все сразу заблестели, 
И льет сверкающий ручей! 
С вершины каждой ели. 

С промокшей варежкой в руке 
Стоит девчонка на пеньке, 
Не вымолвит ни слова 
И смотрит, смотрит снова… 

Был лес как лес, 
В глаза не лез, 
Но он поведал ей тайком, 
Что он уже разбужен 
И что березы босиком                                                  Идут к весне по лужам.
---








*** 

Если в сердце неурядица, 
Надо верить — все уладится, 
И нередко так случается, 
Незаметно все смягчается. 

Вот подчас горюет девица, 
На любовь и не надеется, 
А любовь сама появится,
 Никуда она не денется.  
--- 


Б. Котляров 

«…Ну прощай, прощай…» 

Ну прощай, прощай, хороший, 
Не целуй меня, пусти. 
Скоро утро по дорожке 
Будет издали идти 

Вот и крыши забелели. 
Убегаю! Не лови! 
Как бы мы не заболели 
От простуды и любви. 
За городом сад лепечет, 
Луч скользит по этажу 
Что подругам я отвечу, 
Что товарищам скажу? 
Ах ребята, ах девчата, 
Я скажу лишь обо одном: 
Кто вот так бродил когда-то, 
Тот не спросит ни о чём. 
Тот поймёт душой своею, 
Как я с другом шла сюда. 
И хотела, чтоб аллея 
Не кончалась никогда. 
Чтобы шли мы, не встречая 
Ни прохожих, ни огня. 
Чтоб и звёзды, пролетая.
 Не окликнули меня.
---




* * *

Слушая признанья паренька,

Улыбнулась девушка слегка:

«Что-то больно огненная речь,

Как бы, парень, губы не обжечь»

Он к губам прижал её ладонь,

Вот они-то вправду, как огонь,-

И ответил ей на шутку в лад:

«Что слова? Лишь губы холодят!» 

---






* * * 

Сквозь ветви речь девичья доносилась 
И вот слова я тихие ловлю: 
«Его ты любишь?» - первая спросила. 
Вторая ей ответила: «Люблю». 
«Как? Сильно? Очень?.. 
И уже знакомый 
Звучит ответный голос опять: 
«А разве к слову этому… к такому 
Ещё другие надо добавлять?» 
Как я жалел, жалел с особой силой, 
Что разглядеть не мог из-за ветвей 
Её, - не ту, что о любви спросила, 
Другую, - ту, что отвечала ей.
---








 

Сергей Сидоров



***
Девчонка 
Милая моя. 
Ты ушла к другому – бросила меня. 
Я, глупец, 
Поверил ласковым глазам 
Сердце твоё бросил всё к твоим ногам. 
Ты ведь только знала, что крутить 
мозги. 
А теперь стою я, 
Не видать 
не зги.   




* * * 
Не знаешь ты, как трудно улыбаться 
И прятать чувства где-то в глубине. 
Тоску скрывать, весёлою казаться 
И знать, что ты «люблю» не скажешь мне. 
Мне хочется согреть тебя заботой, 
Подругой самой верною твоею стать. 
И пусть не для себя, а для кого-то 
От всех обид тебя оберегать. 
Ты иногда мне кажешься мальчишкой 
Таким простым, хорошим и родным, 
Что своего бы первого сынишку 
Я назвала бы именем твоим. 
Иногда чуть-чуть, забывшись в споре, 
Нечаянно лицом я повернусь 
И сразу, позабыв о разговоре, 
От близости подобной задохнусь. 
Забыв о гордости, не думая о воле, 
Мне хочется так крепко руку сжать. 
И не по-девичьи, до боли 
В упрямый рот тебя поцеловать. 
Пусть это будет слишком откровенно. 
Но говорят, что 
близость - не порок. 
Прости меня за то большоё чувство, которым ты жестоко пренебрёг.
---

Маслова

Шёл дождь

 

Шёл дождь, ты обещал придти,

Но видно, дождь встал на пути…

Вот почему я люблю дожди

Я знаю –

                        в дожди

                                            лишь

                                                               верного

                                                                                жди. 



Ночной разговор 

Резкий звон ворвался в полутьму,
И она шагнула к телефону,
К частому, настойчивому звону.
Знала, кто звонит и почему.

На мгновенье стала у стола,
Быстро и взволнованно вздохнула,
Но руки вперед не протянула
И ладонь на трубку не легла.

А чего бы проще: взять и снять
И, не мучась, не тратя силы,
Вновь знакомый голос услыхать
И опять оставить все как было.

Только разве тайна, что тогда
Возвратятся все ее сомненья,
Снова и обман и униженья -
Все, с чем не смириться никогда!

Звон кружил, дрожал не умолкая,
А она стояла у окна,
Всей душою, может, понимая,
Что менять решенья не должна.

Все упрямей телефон звонил,
Но в ответ - ни звука, ни движенья.
Вечер этот не обычным был,
Этот вечер- смотр душевных сил,
Аттестат на самоуваженье.

Взвыл и смолк бессильно телефон.
Стало тихо. Где-то пели стройно.
Дверь раскрыла, вышла на балкон...
В первый раз дышалось ей спокойно.
---



* * *

Самой нежной любви наступает конец,
Бесконечной тоски обрывается пряжа...
Что мне делать с тобой и с собой, наконец,
Как тебя позабыть, дорогая пропажа?
Скоро станешь ты чьей-то любимой женой,
Станут мысли спокойней и волосы глаже.
И от наших пожаров Весны голубой
Не останется в сердце и памяти даже.
Будут годы мелькать, как в степи поезда,
Будут серые дни друг на друга похожи...
Без любви можно тоже прожить иногда,
Если сердце молчит и мечта не тревожит.
Но когда-нибудь ты - совершенно одна -
Будут сумерки в чистом и прибранном доме,
Подойдешь к телефону - смертельно бледна -
И отыщешь затерянный в памяти номер.
И ответит тебе чей-то голос чужой:
"Он уехал давно, нет и адреса даже...”
 И тогда ты заплачешь: "Единственный мой!

Как тебя позабыть, дорогая пропажа!"

--- 



С.Щипачёв 

***
Не бери пример с подруг, не надо.
Ты других не хуже, не глупей.
На окурке след губной помады. 
Лишь брезгливость вызовет к тебе.

Лучше в рот возьми сирени ветку.
Или ветку горькую от роз,
Чтоб любимый днем весенним 
Горький привкус на губах унёс.
---





* * * 

Да, я сказала: "Уходи", -
Но почему ты не остался?
Сказала я: "Прощай, не жди", -
Но как же ты со мной расстался? 
Моим словам наперекор
Глаза мне застилали слёзы.
Зачем доверился словам?
Зачем глазам не доверялся.
---




Девушка 

Радуйся и сердце береги
В несказанной прелести наивна.
Ты успеешь - счастье впереди!
Зрей во всём до полного налива.

Он придет, хороший - по тебе,
Только бы умела ты дождаться,
Только бы смогла тому не сдаться,
Кто лишь эпизод в твоей судьбе...
---


* * * 
Прежде, чем уйти и не вернуться 
Ты себя в последний раз проверь, 
Лучше всё простить и улыбнуться, 
Чем навек захлопнуть к счастью дверь...
---
 

* * * 
Он завтра в армию уйдёт 
Родной стране служить 
Всё будет также у ворот 
Огнём листва кружиться 
Но девушке немало дней 
Его придётся ждать 
И верить и любить сильней 
Чтоб встретится опять.
---


***
Своей любви перебирая даты,
я не могу представить одного,
что ты чужою мне была когда-то
и о тебе не знал я ничего.

Какие бы ни миновали сроки
и сколько б я ни исходил земли,
мне вновь и вновь благословлять дороги,
что нас с тобою к встрече привели.
---
   
 Ирина Снегова

***
Жив здоров. Не глядишь на другую 
Вот и всё. Остальное стерплю… 
Не грустишь? Но и я не тоскую… 
Разлюбил? Но и я не люблю. 
Просто мне, чтоб по белу свету 
Подыматься дорогой крутой 
Нужно верить, что дышишь где-то, 
Жив – здоров и не любишь другую.
---



***
Что было, то было… 
- А было? 
Да, было, наверняка. 
Солнцем глаза слепило, 
Ветром наотмашь било, 
Сыпали вслед снега. 
А я всё равно любила, 
Очень тебя любила. 
Что было, то было… 

Забыла! 
Окончательно! 
На века!
---

 

Е. Евтушенко

***

Вот ты входишь в кафе с новым мальчики. 
За столами мальчики прежние. 
Ты рукою небрежно машешь им 
На поклоны тоже небрежные. 
Эти мальчики в «Национали», 
Улыбаясь, так заморожено 
Твои руки поцеловали 
Твою голову заморочили 
Не раздумывая затвержено 
Ни над веком, ни над вечностью 
Ты себя называешь отверженной 
И гордишься своей отверженностью. 
Ты сидишь вся какая-то бывшая, 
Твоя молодость расточилася… 
И ни разу еще не любившая, 
Ты любить уже разучилася. 
Для меня ты ломоть отрезанный. 
Ну, а вдруг подумай серьёзно, 
Не захочешь ты стать отверженною,
 Но смотри, что бы не было поздно.
---


 

***
«… Гуманней не твердить «люблю...», 
Когда ты любишь!
Как тяжело потом из этих самых уст
Услышать звук пустой, вранье, насмешку, грубость,
И ложно полный мир предстанет 
Ложно пуст.



* * * 

Пусть в окна бьётся непогода 
И зябко в комнате твоей. 
Ты сожалеешь год от года, что ты одна 
И нет друзей. Но как бы ни было. 
Не надо на ласку нежную тебе, 
На ложное вниманье взгляда 
Сдаваться, как самой себе. 
Не верь красивым, уверенным, 
Что жизнь дается только раз, 
Что надобно ловить мгновенье, 
Пока возможность есть у нас 
Придёт неведомый, желанный, 
Тебе лишь суженный одной. 
Придет он рано или поздно 
И назовёт тебя родной. 
И нежно волосы поправит 
Утрёт слезу рукою с глаз… 
Не соглашайся Бога ради 
Что жизнь даётся только раз.
---


С. Капутикян 

***
Любовь большую мы несем, 
Но я - к тебе, а ты - к другой, 
Опалены большим огнем, 
Но я -твоим, а ты другой. 
Ты слова ждешь, я слова жду, 
Я от тебя, ты - от другой. 
Твой образ вижу я в бреду, 
Ты бредишь образом другой. 
И что уж тут поделать, 
Раз судьбе не жалко нас, 
Что нас жалеть? Живем, любя, 
Хоть ты - другую, я – тебя!
---




***
Любит – не любит… Рву лепестки 
Любит – не любит… Море тоски. 
- Любишь ли ты? – вот мой вопрос 
Ясно не любишь – больно до слёз. 

Любит – не любит.… Как отгадать? 
Ведь и ромашка может солгать? 
Снова гадаю. Любит он! 
Сложный вопрос мой быстро решён? 
---




***
Я тебя давно не видела 
И скучаю по тебе 
Неужели за обидою 
Не придешь совсем ко мне. 
Не явиться же мне первою – 
Есть условности у нас. 
А любовь – то вместе с гордостью 
В сердце у меня слилась. 
Ты не думай, что помиримся, 
Если будешь прежним ты! 
Мы с тобой так редко видимся…. 
Но приди ко мне хоть в сны. 
Не гадаю, и не ведаю 
Ожидает что нас впереди 
Но я знаю, знаю заведомо: 
Ты изменишься. Ну, приди!
---
«Разрыв»

Знаю, знаю, что она красива,
Что глаза — темнее ночи звёздной…
Уходи. От нашего разрыва
Рухнут стены… Прочь, пока не поздно!

Не гляди в глаза мои украдкой.
Эти слёзы — вздор, и что в них толку!
Плачь не плачь, а счастье было кратко.
Плачь не плачь, а горю длиться долго.

Уходи скорей. Открыты двери.
Не следи за мной в тоске неловкой.
Сердце не свыкается с потерей,
Коль к тебе привязано верёвкой.

Ты отходишь, и петля невольно
Затянулась, будто мы всё ближе!
Это больно. Понимаешь? Больно.
Оторвись!
Уйди скорей!
Уйди же!
---
 
 


Кадыр Мырзалиев 

***
Ты просишь научить тебя любить. 
А я молчу: 
Что проку в пустословье. 
Такому невозможно научить, 
Немыслимо заигрывать 
с любовью. 
Сказать: «Иди», 
Сказать: «Не трусь, смелей», – 
И стиснуть от бессилья 
кулаки…. 

В любви не может быть 
Учителей. 
Мы навсегда Её ученики.
---




***
Ничего, 
Ничего не придумаешь, друг, 
Чтоб себя уберечь от любви. 
Ты от искры её 
Загораешься вдруг – 
ОТ пронзительной искры 
Любви. 
Ты не спишь, 
То великое чувство кляня,- 
Не унять этот адский огонь. 
Ты грустишь… 
Но не думай бежать 
От огня: 
Только жарче
 Раздуешь его. 
---






***
Из большого доверия 
К целому свету 
Для себя и для малых 
Своих детей 
Среди трав и деревьев, 
На земле и на ветках 
Строят птицы жилища 
Без крыш и дверей 
Но большое доверие. 
Маленьких пташек 
Нарушала я, глупая. 
Столько раз! 
Разрушала я, птицы, 
Жилища ваши 
И пушистых птенцов 
Уносила от вас! 
Неужели, скажите, 
И после такого 
Ваша вера в добро, 
Как и прежде жива? 
Неужели вы с тем же доверием снова 
Вьёте гнёзда, и крышей вам служит листва? 

Как гнездо моё сердце распахнуто было, 
Ни окошка, ни крыши; ни дверей, ни крыльца…. 
В своём сердце я в добро веру хранила 
И растила её 
Словно птица птенца. 
Я не знала, 
Что кто-то придёт 
Поживится. 
И прицелится в крылышко 
Веры моей…. 
Вот и вспомнила вас…. 
Что же делать, мне птицы? 
Ну, а птицы вьют гнёзда 
Без крыш и дверей…..   
---


А. Землянский 

«Ожидание» 

В ожидание столько чувства, 
Столько тайны в людской судьбе. 
Ожидание есть искусство 
Быть готовым к любой беде. 
Ждать возврата и невозврата, 
Верить в счастье его не зная, 
Думать: прибыль или утрата?.. 
Так ромашку казнят, гадая. 
По листочку, 
По лепесточку 
Наземь, 
В буйные травы лета. 
Вот последний: «Не любит»… 
Точка 
Не распуститься не согретая 
Ожиданием; 
Обещанием; 
Взглядом, 
Взмахом руки с порога… 
Ожиданье – всегда тревога.
---
  

К. Симонов

 «Девушкам»       

Забросив учебник, конспекты, чертёж, 
Оставив на завтра заданье, 
Бесцельно по комнате мечешься, ждёшь:
Скорей бы минуты свиданья! 

.... Вы вместе идёте, течёт разговор,
Он бережно взял твою руку, 
И кажется очень смешным всякий вздор, 
Забыла и горе и муку.

Проходит неделя, летят вечера, 

Свидания ждёшь ты, тоскуя. 
Ведь в парке, над морем, впервые вчера 
Узнала ты страсть поцелуя. 

Ты любишь ходить с ним, где нет никого, 
Где падают на воду тени, 
Зачем ты дрожишь, обнимая его, 
Садясь в первый раз на колени? 

А он, как во сне, обнимал, целовал, 
Сжимал твои девичьи груди. 
А ты лишь шепнула: "Бесстыжий какой!" 
А он лишь ответил: «Пусть будет!» 


И опять вы у моря идёте, 
И снова он нежно ласкает; 
Зачем, почему ты не можешь понять, 
Что любовь такой не бывает!?

Шальные глаза его страстно горят, 
Ты чувствуешь его тело, 
Ты падаешь на спину… листья шуршат… 
Зачем не толкнешь его смело? 


Не знаю, подумала ль ты о себе 
В миг первой пронзающий боли? 
Бессильно раскинулась … Ясно ль тебе, 
Что ты уж не девушка более?   



Проходит неделя, другая – он сух, 
Ты тоже встречам не рада. 
Ох, как же, тоскуя, ты не поймёшь, 
Что тебя ему больше не надо!

Ты знаешь, он юность твою погубил,
 Хотя называл дорогою. 
Ведь даже тогда он тебя не любил, 
Когда обладал он тобою!!!

А та, над письмом чьим он долго сидит, 
Волнуясь до капелек пота. 
Да, та, что живёт у него на груди 
На сером любительском фото. 

Она заставляла молиться, страдать, 
Сидеть в странном обществе скуки, 
Которую он не решился обнять. 
А, может быть, взять и за руки. 

Заботливо счастье хранит он своё, 
Хранит, как подарок бесценный. 
И девичья гордость, невинность её 
Они ему тоже бесценны. 

Он встретиться с нею, волнуется кровь. 
И что-нибудь скажет несмело. 
Вот это и есть та большая любовь, 
Которой ты очень хотела. 

И она ведь, конечно, останется с ним, 
Он нежно ее приголубит. 
А ты, может, будешь лежать под другим 
И думать, что он тебя любит.
---


***

Ты думаешь я ревную?

Я не хочу ревновать.

Ты думаешь, я тоскую?

Я не хочу тосковать.

 

Думаешь, плакать буду,

Если с другой уйдёшь?

Нет, я просто забуду,

Веря, что ты придёшь.


Сплю я спокойно ночью,

О встречах тебя не молю.

Знаешь, я просто очень –

Очень тебя люблю!!! 
---


                                         Леонид  Губанов

«Страницы детства» 

Наш тротуар в морщинах – трещинах 
Избит, истоптан каблуками. 
Он шумных улиц руки скрещивает, 
Большие, твёрдые, как камни. 

Он постарел и сильно вылинял, 
От времени неровным сделавшись. 
Но сохранил рисунки, линии 
Голубоглазых хрупких девочек. 

Шли дни и годы, камень старится, 
А камню не легко согреться. 
Не остывают, не стираються 
Следы, оставленные детством. 

Мне жалко, что листву ворочая 
И пряча по карманам булки, 
Придут сердитые рабочие 
И ломом разобью рисунки. 

Что с безразличием усталым 
Они девчонок не поймут – 
На синих спинах самосвалы 
Осколки детства увезут. 
                                         Москва.


           




«Девчонка»  

Девчонку милую ты встретил, 
Словами, виглядом приласкал. 
Привёл домой и в тот же вечер 
Уже её поцеловал. 

Девчонка и не сопротивлялась, 
Всё было точно, как в кино. 
Она, должно было, и не знала: 
«Должно быть так иль не должно» 

Судьба ее не научила 
Как поступить и что сказать. 
И на глазах лишь проступила 
 И по щеке сползла слеза.
---
 
   
   
 
 
 
  ДАЛІ БУДЕ... 

Comments