Буковинський Державний Медичний Університет

БІБЛІОТЕКА

Вдосконалюємося для вас!
Вгору

АРТЕМЧУК Анатолій Філіпович

АРТЕМЧУК 

АНАТОЛИЙ  ФИЛИППОВИЧ –

ведущий научный сотрудник
института неврологии, 
психиатрии и наркологии АМН Украины, 
Академик Украинской Академии наук, 
член Нью-Йоркской Академии наук


 Одна, единственная!Где же ты?
Отзовись,
Аленушка…
В сказке
А может
в мечтах
Скрываешься?
А может –
Проходишь мимо,
Опускаешь ресницы
И улыбаешься?..
Вечерами ждешь
На скамеечке
До звезд
сиреневых…
А я опять не вижу!
А я опять тоскую!
Грежу
С открытыми глазами,
Долю кляну слепую…

Золотоискатель

Месяц
речку застолбил…
Как старатель бестолковый
Ночь без сна
лоток пудовый
В темноте
у кручи
мыл –
Над водою ворожил…

Средь утесов,
черных скал,
Серебрясь на быстрине,
Драгоценный клад бежал,
Чтобы скрыться в глубине.

На порогах,
в водопадах,
Закипая тут и там,
Изумрудные громады
Разбивались
в звон и гам!..

Месяц, глупый,
обманулся:
Весь
в сверкающей слюде
Ночь промаялся в воде –
Только вымок
да согнулся…

Я его жалел,
как брата:
От заката
до зари
На горох
у перекатов
Мне ловились
голавли!

Все
в алмазной чешуе
На серебряной узде
Бились в берег
тяжело,
Словно
жидкое стекло,
И роняли оперенье…

Колобродя в глубине,
Ты искал
реки биенье. –
Я нашел на быстрине
И твой клад,
и удивленье!

Эвтаназия

Лето кончилось.
Иней
Пал на лес и поля,
Оставляя на небе
Горький вкус миндаля.
Первый холод до срока…
Через мир, как строка,
Протянулась дорога –
И бела,
и строга.
Просветленно-печальны
В остывающей сини,
Так нежданно-нечаянно
Обмирают осины!
Гулкий голос набата –
И не дрогнет рука!
Одичалость, утрата
В дальнем крике чирка.
Знаю, ляжет на палый
Снег с ладоней Мессии,
Свет –
высокий и правый,
Что созвучен России!
В этом мире стеклянном,
Где слова из стекла,
Привкус горький, миндальный
Словно знак ремесла!

Август

…Вечер как корова
Завздыхал лениво.
Языком шершавым
Облизал стропила.

Навалился звездной
Гулкой тишиной
На стога соломы,
На туман речной.

И в тягучей дреме
Замер у ворот,
Месяцем-рогами
Подпирая свод…

Ноктюрн

А город
вымыт весь
До блеска
Звучаньем
Дивного оркестра!
В нем крановщица,
Как маэстро,
На высоте
смеется
Дерзко!

Внизу –
у солнечных
Пюпитров,
Как скрипачи,
Что ритму
рады,
Ведут
мелодию
Прорабы,
В усы
посмеиваясь
Хитро.

Прощание

По листьям и травам
Негреющим светом
Проходит грань
Осени – лета…

В огне калина…
Ветви ее
красны от крови…
Подбита
калина
влет
Выстрелом дроби!
Дуб
побелевший,
Словно
отец седой,
Ситец небесный
Поправляет рукой.

Украшает калину, –
Не наплачется!
Не налюбуется!
Прощаться –
Не проститься,
С мертвой
не целуется!

Дарит ее
последними
Ласковыми напевами,
Ранними холодами,
Белыми хризантемами.

Ветер
губами мерзлыми
Бледного
лба
касается.
Словно
иголка острая
Тот поцелуй
Кусается…

Лето красное –
В паутинках света:
Сцены смерти
В пространстве
багета…

Приближение

А в город входит осень
И шаг ее неслышен.
Расклеивает осень
На улицах афиши.
Желтеют сообщения,
Что лето на исходе,
Что завтра представление
При всем честном народе…

Планета-дирижабль!
На ней, как дирижер,
Серебряный сентябрь –
Заезжий гастролер.

Он руки поднимает!
Он звук в ладонь берет! –
И птицей отпускает
В небесный гулкий свод.

Каким землетрясением
Закончится полет?
В какое наваждение
Еще нас занесет?

Кто ведает? Кто знает? –
Но тоньше с каждым днем
Та нить, что нас скрепляет
С последним сентябрем…

Этюд

Желтизна,
желтизна,
желтизна…
Только кисти рябины
красны…
Только лес –
весь во власти сна,
И в густой паутине –
кусты.
Только воздух
холодный!
синий!
Ледяные
кладет мазки.

Только утру
продрогшему
Иней
Белой краской
наметил виски.

Видно, снова гуляет
по рощам
Бабье Лето –
Чудо-пора!
Равноденствие
холода,
света, –
Шутка августа
И ноября…

Бабине літо

Осінь стеле навкруг жовтизну,
Лиш плоди горобини червоні.
Ліс в чеканні зимового сну,
І кущі в павутиннім полоні.

А повітря кладе вдалину
Фарби густо-холодні і сині.
Мов на скроні наніс сивину,
Трохи змерзлому ранкові іній.

Знов гаями блукає-гуля
Літо бабине,
диво-відрада!
Перепліт прохолоди й тепла,
Жарти серпня і листопада.

Переклад з російської
Юрія Стадніченка.

Зрелость увядающей поры

Если скажет кто-то:
Некрасива
Зрелость
увядающей поры, –
Помолчи, –
Прости всех, –
В поле выйди –
И рукой знаменье
Сотвори!

Посмотри,
Как не жалея красок,
Чувственной,
сквозящей
Наготы,
Наполняет
Мир осенних сказок, –
Светом
Беспредельной чистоты!

Не считай,
Что все тебе доступно;
Только жить
Нельзя ведь
без любви.

Ты слезу
смахни
Рукою скупо –
Не жалей!
Не плачь!
И не гневи!

Надо быть
Глухим,
по крайней мере,
От рождения
Не ведать красоты,
Чтобы утверждать,
Что некрасива зрелость
Поздней,
увядающей
Поры!..

Стресс

Люди
как волны…
Головы –
пена!
Глаз пузыри
Словно из плена!

Идут
колючие –
Покачиваются…
Тротуар-змея
Разворачивается.
Бьются
В светофорные ниши
Заглоченной
Пищею…

Языка боек
Горек!
Только тронь –
Звякнет в патрон!
За колючею
изгородью
Ресниц –
Громы
взведенных
зарниц!

За серыми глыбами
спин –
Логово гордынь!
Оплот
взаимонепонимания,
Бомбоубежище
отчаянья…

Идут,
нащупывая
Миноискателем
Сердец взрыватель.
Сонны,
небриты
и злы
Женщины –
суки!
Мужчины –
козлы!

Октябрь
За лесом просвечены чисто
Озера тревожной слюды.
В оврагах опавшие листья,
Как выходы красной руды.

А сумерки сини, внезапны.
А ночи тревожны, длинны.
И встречи неловки и кратки,
И губы, как лед холодны…

Print Friendly, PDF & Email